В начале ХVI столетия в Европе наблюдается социальный и экономический подъем. Увеличивается население, расширяется производство, торговля. Очень интенсивна и религиозная жизнь, но при этом она довольно часто носит поверхностный характер. В Церкви возникают серьезные проблемы. Епископы часто отсутствуют в собственных епархиях, а некоторые, будучи одновременно крупными собственника ми, больше интересуются материальной, а не духовной стороной жизни. Нравы ухудшаются даже в монастырях, где некогда люди вели плодотворную и усердную жизнь. Тем не менее, как всегда в истории Церкви, находятся живые силы, которые подготавливают ее обновление: рождаются многочисленные братства, и появляются епископы, которые являют себя истинными пастырями.

Братства, состоящие из не очень большой группы христиан (священников и мирян, иногда епископов и кардиналов), посвящают себя духовному формированию своих братьев и благородной благотворительной деятельности. В уставы всех братств входит прилежание в Святых Таинствах, изучение Писания, общие собеседования. Интенсивная духовная жизнь порождает необходимость выразить в любви к ближнему опыт божественной любви, которую община стремится переживать каждый момент жизни.

Наибольшее количество братств действует в Италии и Испании. Среди них выделяется римское братство Ораторий Божественной Любви, которое расцветает в начале ХVI века и далее распространяется по всей Италии. Из его рядов выходят основатели новых монашеских орденов.

Мартин Лютер (1483_1546)

Особенно печальна ситуация в Германии. В империи, ослабленной сильными внутренними раздорами, Церковь, сросшаяся в верхах со светской властью, в некоторых ее кругах стремится к реформам, а в отдельных слоях населения господству ют суеверия.

Мартин Лютер родился в 1483 году в простой семье строгих нравов. Мальчика сурово воспитывают, в 1505 году он поступает в монастырь августинцев со строгим уставом. Он ведет аскетическую жизнь, полную занятий и покаяния. В 1507 году Лютер принимает священнический сан, и его направляют преподавать богословие. Необыкновенно склонный к рассмотрению религиозных проблем, он, не без внутренней борьбы, поднимает проблему «оправдания». Спасение христианина, считает он, не зависит ни от его хороших, ни от его плохих поступков, а зависит только от веры в Христа, которая защищает грешника и спасает его от гнева Божьего правосудия. Некоторые из его идей после разъяснений могут быть частично приняты. К сожалению, они сочетаются в нем со стихийным бунтом против Рима.

Глубокой «вере» в Христа, Которого изучают и о Котором размышляют, не соответствует вера в Христа, живущего в Его Церкви, живущего в ней даже тогда, когда многие из Его чад компрометируют себя непристойным поведением. Лютер, вопреки всему своему благочестию, не понимает, что разделение Церкви есть огромнейшее преступление, потому что оно значит разделение тела Христа. Многие из его критических замечаний вполне понятны, но никакими человеческими мотивами нельзя оправдать желание разделить Церковь. Ведь правда Церкви определяется не в зависимости от человеческих достоинств или недостатков, но ее божественным началом, которое ей дается присутствием Христа, благодаря чему Церковь является Его телом. Золотой самородок может скрываться в грязи, но золото остается золотом, несмотря на окружающую грязь. Когда исчезает вера в то, что в человеке существует божественное начало, то даже обвинения грешников в Церкви часто искажаются людской злобой и грязью.

Несомненно, Лютер совершенно справедливо критикует различные злоупотребления, но они не могут служить предлогом для того, чтобы отрицать, что папство учреждено Христом и, чтобы сомневаться в непогрешимости Вселенских Соборов, и предлагать в качестве единственного критерия истины только Писание, толкуемое личным сознанием.

1520 год — решающий для Лютера. Папа Лев X осуждает некоторые его тезисы и угрожает отлучением. С этого момента Лютер становится центральной фигурой широкого немецкого движения. В воззвании «К великодушию немецкой нации» он просит вмешательства светской власти для создания независимой Церкви. Так совершается наиболее пагубный разрыв Церкви. Лютер отрицает целибат (безбрачие) священников и позже сам женится; он считает, что достаточно крещения и назначения общины, чтобы быть пасторами и епископами, что число Святых Таинств должно быть сокращено.

В том же году, во время Вормсского сейма, Карл V изгоняет Лютера из империи, но его спасает курфюрст Саксонский. Учение Лютера благодаря многочисленным проповедникам на глазах расходится по почти всем общественным кругам. В конце 1523 года эрцгерцог Фердинанд Габсбургский, католик, пишет своему брату, императору: «Учение Лютера пустило настолько глубокие корни, что вряд ли найдется хотя бы один из тысячи человек, который не был бы им затронут». Несомненно, успех этот объясняется не одними лишь высокими побуждениями. Многих властителей вдохновляет возможность отчуждения церковного имущества. Немецкие правители присоединяются к Реформации, чтобы освободиться из-под императорской власти.

Тем временем Лютер все более удаляется от Церкви. На нем лежит серьезная вина за почти полное разрушение монашеских орденов в Германии. Бывает, что сами монахи слагают с себя монашеский сан. Случается и так, что народ, науськивае мый проповедниками, нападает на монастырь, грабит его и силой выгоняет монахов. Так подчас нетерпимо и жестоко обращаются с монахами, которые сохраняют истинную веру.

Принцип индивидуализма, провозглашенный Лютером, оказывает разрушительное влияние даже на саму Реформацию. В Германии, наряду с различными протестантскими Церквами, образуется множество сект, в которых сливаются апокалиптические, социалистические и спиритуалистические тенденции. Их пагубное влияние проявляется в религиозно-со циалистическом бунте крестьян.

В 1524_1525 годах восстают крестьяне в области Констанцы, и за короткое время движение охватывает всю юго-западную Германию. Крестьяне стремятся освободиться из-под контроля феодалов и создать крестьянский парламент. При этом они руководствуются идеалом братства, который поддерживают лютеранские проповедники. Крестьян привлекают предложения Реформации, и они соглашаются с тем, чтобы иметь возможность свободно избирать своего приходского священника. Лютер мог бы стать предводителем повстанцев.

Лютер сначала поддерживает крестьян, но потом его отношение к ним изменяется, и он, по причине распространения анабаптистских течений, пишет против них сочинение. Крестьянское движение завершается морем крови. Скомпромети ровав себя враждой к восставшим, Лютер лишается сочувствия народа. Отныне главную роль в поддержке Реформации начинают играть князья и феодалы.

Святой Игнатий Лойола (1491_1556)

Во время войны между Карлом V, королем Испании, и Франциском I, королем Франции, капитан Игнатий Лойола героически защищает Памплонскую крепость. После тяжелого ранения его привозят в родной замок, и там, во время болезни, он читает жизнеописание Христа и Золотую легенду — жизнеописания святых. Исцеленный в монастыре Монсерра, он сменяет одежду рыцаря на одеяние паломника. Игнатий учится в университете Алкала и собирает вокруг себя нескольких единомышленников. Так возникает первое объединение, которое называет себя «Обществом Иисуса». В 1539 году Игнатий перебирается в Рим и начинает служить римскому папе, получая благословение новому ордену. Цель Общества Иисуса — «сражаться за Бога, под знаменем креста служить только Господу и римскому первосвященнику — папе, его наместнику на земле».

Из деяний святого Игнатия Лойолы: Поскольку Игнатий был страстным пожирателем романов и других вымышленных сочинений об удивительных приключениях знаменитых героев, то, почувствовав себя на пути к выздоровлению, он попросил принести ему что-нибудь подобное, чтобы скоротать время. Но в доме, где его выхаживали, не нашлось ничего в таком роде, и, вместо этого, ему дали две книги, озаглавленные «Жизнь Христа» и «Жития святых», обе на его родном языке.

Он принялся их читать и перечитывать и мало-помалу, усваивая их содержимое, почувствовал, как в нем рождается интерес к тому, о чем в них говорилось. Но нередко он возвращался душой к воображаемо му миру, описанному в тех сочинениях, что он читал раньше. В эту сложную игру помыслов вмешалось действие Бога милосердного.

Читая жизнеописание Господа нашего Христа и святых, он задумывался и задавал себе такой вопрос: «А что, если и я сделаю то же, что сделал святой Франциск, или последую примеру святого Доминика?» И эти раздумья также длились достаточно долго, перемежаясь мыслями светского толка. В таком соединении разных душевных состояний он пребывал немалое время. Но одно состояние разнилось от другого. Когда он думал о мирских вещах, то это было ему весьма приятно; но потом, когда он, утомившись, внезапно оставлял их мыслью, его охватывали грусть и скука. Напротив, когда он воображал, что должен разделить суровые лишения, которым, как видно было из прочитанного, подвергали себя святые, тогда он испытывал удовольствие не только пока думал об этом, но и после радость не покидала его.

Однако он не замечал этой разницы и не придавал ей значения до тех пор, пока, наконец, очи души его не открылись, и он не начал сосредоточенно размышлять о том внутреннем опыте, который в одном случае приносил ему печаль, а в другом — радость.

Это было первое его размышление о вещах духовных. Впоследствии, уже предавшись духовным упражнениям, он признавал, что именно с тех пор начал понимать то, в чем наставлял своих учеников относительно различных состояний духа.

Наряду со старыми монашескими орденами рождаются и новые. Из Оратория Божественной Любви выходит орден театинцев, который учреждает св. Каэтан Тиенский. Это община священников, которые отдают себя проповеднической деятельности и делам милосердия. Св. Антонио Заккария учреждает орден барбанитов, который занимается воспитанием молодежи.

В Венеции св. Джероламо Эмилиани основывает орден для помощи сиротам и отверженным. В это время рождается одно из самых старинных благотворительных учреждений — Общество святой Урсулы под руководством Анжделы Меричи. Это свободное объединение женщин, давших обет целомудрия; оно занимается, главным образом, воспитанием девочек.

В этот период христианской активности возникает орден капуцинов. В 1525 году Маттео да Башо пытается реформировать францисканский орден, вернув его к бедности и строгости начального устава.

Карл V

Карл V, родившийся в 1500 году, обладатель всех титулов, принадлежащих главным европейским династиям. 24 февраля 1530 года Папа Климент VII коронует его императором в Болонье. Карл побуждает папу созвать Собор, чтобы добиться единения разделенного христианства, папа колеблется и не может на это решиться. Тогда император по своей инициативе собирает в Аугсбурге императорский сейм для подготовки объединения (1530 год).

Под руководством Меланхтона протестанты составляют исповедание веры, известное как Аугсбургское Вероисповедание. Без особых распрей, спокойно проходят переговоры с папским легатом; этому помогает поведение Меланхтона, который ищет дорогу к единению. Но трещина между двумя партиями пока еще слишком глубока для того, чтобы можно было вновь объединиться, и поэтому не удается достичь даже предварительного соглашения.

Другие протестантские течения

В то время как Лютер проповедует в Саксонии, в Швейцарии этим же занимается Ульрих Цвингли — священник крестьянского происхождения, воспитанный в гуманистических традициях. Став настоятелем собора в Цюрихе, он выступает против почитания образов, соблюдения постов и церковного безбрачия. В 1522 году он снимает с себя сан и основывает независимую от Рима конфессию. Умер он в 1531 году, его реформа потом была продолжена кальвинистами.

С протестантской реформой связано также появление некоторых других сект, представляющих Церковь как собрание немногих избранных. Наиболее известны анабаптисты, которые отказываются от крещения детей, от богослужения и объединяются в маленькие коммуны, живущие отдельно от остального мира. Они распространяются в Южной Германии и в Тироле, некоторые перебираются в Моравию и там основывают братские коммуны с общим имуществом.

Как всегда в истории Церкви, злаки и плевелы сосуществу ют вместе, и недопустимо вырывать плевелы силой. В ожидании Суда нужно растить пшеницу.

Святой Томас Мор (1478_1535)

Томас Мор — великий гуманист и друг Эразма Роттердамс кого, блестящий писатель, тонкий и проницательный мыслитель (его сочинение «Утопия» навсегда останется в истории мировой мысли). После того, как он достигает самых высоких государственных должностей, у него возникают разногласия с королем Генрихом VIII. Король хочет, чтобы папа аннулировал его брак с Екатериной Арагонской и разрешил ему жениться на Анне Боллейн. Генрих собирает английское духовенство и вынуждает его объявить себя покровителем Церкви. В 1534 году парламент принимает закон — Акт власти, в котором король объявляется «единственным верховным главой на земле Английской Церкви». Отказ в этом титуле Генриху VIII считается, согласно другому принятому закону, изменой родине. Многие епископы соглашается с таким положением дел, но есть и такие, которые предпочитают остаться верными единой Церкви. Кончают свою жизнь на виселице настоятели трех картезианс ких монастырей. Обезглавлен епископ рочестерский Иоанн Фишер. Та же участь уготовлена Томасу Мору.

Но истина и правда не всегда на стороне большинства. Мученики, остающиеся верными своим идеалам, даже если они не оценены народом, указывает нам истинную и правильную дорогу.

Из письма Алисе Элингтон от Маргариты Роупер, дочери Томаса Мора, о той беседе, которую она имела с отцом в темнице: Любезная моя Маргарита, — сказал отец, — я знаю, что за свою скверну скорее всего заслужил, чтобы Бог меня покинул, и все же твердо уповаю на Его милосердную доброту, так как до сей поры Он укреплял меня и дарил мне спокойствие духа и сердечную радость от того, что Он дал мне готовность скорее утратить имение, родину и саму жизнь, чем дать клятву против совести. Он внушил королю такую благосклон ность, что тот до сих пор отобрал у меня одну лишь свободу. Скажу больше. Милость Божия сотворила мне такое благо и дала мне такую силу духовную, что позволила мне считать свое заточение первейшим из ниспосланных мне благодеяний.

Оттого я не могу сомневаться в милости Божией. Если Ему будет угодно, Он сможет склонить сердце короля ко мне, так, чтобы тот не причинил мне никакого зла. Но, если Он решит, что я должен пострадать за мои прегрешения, благодать Его, конечно, даст мне силы все принять с терпением, а может быть, даже с радостью. Его бесконечная благость ценой своих горчайших страстей сотворила так, что мои страдания послужат к избавлению моему от мук чистилища и к обретению желанной награды на небесах.

Сомневаться в Нем, малютка моя Маргарита, я не могу и не хочу, хотя и чувствую себя весьма немощным. Если же мне все-таки доведется испытать страх настолько, что я паду духом, тогда я вспомню святого Петра, который по маловерию своему стал тонуть в озере при первом порыве ветра, и поступлю, как он, то есть призову Христа и буду молить Его помочь мне. Без сомнения, Он прострет тогда Свою святую десницу и не даст мне исчезнуть в бурных волнах. Если же затем Он попустит мне и в худшем подражать святому Петру и отступать, клясться и нарушать клятву, подобно ему (от чего да спасет и избавит меня Господь наш в Своих всеблагих страстях и скорее даст мне погибнуть, чем победить ценой такой низости), то и тогда я не перестану уповать на Его милость и буду уверен, что Он призрит меня Своим всемилосердным оком, как то было со святым Петром, и поможет мне подняться и снова исповедать истину, которую я чувствую своей совестью. Он даст мне испытать здесь, на земле, стыд и боль за мой грех.

В любом случае, моя Маргарита, я несомненно знаю, что без моей вины Он никогда не допустил бы моей гибели. И потому я полностью предаюсь Ему, исполненный самого твердого упования. И даже если предположить, что я обречен за мои грехи, и тогда я послужу ко славе Его божественного правосудия.

И все же я твердо уверен, Маргарита, и питаю сильную надежду, что Господь по Своей любвеобильнейшей жалости спасет мою бедную душу и позволит мне возносить хвалы Его милосердию. И потому, милая дочь моя, не смущай свое сердце ничем, что может случиться со мной в этом мире. Против воли Божией ничего не случится, и я уверен — что бы ни произошло, сколь бы ни казалось это дурно, на самом деле всегда будет к лучшему.

Жан Кальвин (1509_1564)

Жан Кальвин родился в Нуайоне, в Северной Франции. Еще юношей он пишет сочинение, которое приносит ему известность  — «Наставление в христианской вере». Впоследствии под влиянием протестантских идей он расстается с Церковью и ищет новую религию. Как человек прямолинейной мысли, твердой дисциплины и холодного организованного ума, всю свою жизнь он ведет строго упорядоченный образ жизни. Его отличитель ная особенность — мрачный и пламенный ригоризм, он доводит до крайности даже учение о предопределении: тот, кому предопределено, спасется, несмотря на свои грехи, а тот, кому не предопределено, ничего не может для этого сделать.

В отличие от Лютера, Кальвин придает большое значение христианской общине, он хочет видеть ее жесткой и совершенной. Инакомыслящие должны подвергаться наказанию, вплоть до смерти, во славу Божию. С 1541 по 1546 год к смерти приговорены 58 человек.

Кальвин умер в Женеве в 1564 году. На смертном одре он собирает вокруг себя своих учеников и уверяет их, что никогда ничего не делал с ненавистью и действовал только во славу Божию. Сурово честный, строгий к себе и остальным, Кальвин мог похвалиться многими добродетелями и благими намерениями, но зло раскола перетягивает любую добродетель, и все благие мирные намерения не помешали этому человеку впасть в безнадежный ригоризм.

Тридентский Собор

В 1543 году на папский престол восходит Павел III из семьи Фарнезе, гуманист, сын великолепной эпохи Ренессанса, необразцовой с точки зрения морали. Став папой, он всерьез принимает протестантский вызов обновить Церковь. Он договаривается с Карлом V о созыве Вселенского Собора, который открывается 13 декабря 1545 года в Триденте и длится, с различными перипетиями, в общей сложности восемнадцать лет. Собор намерен обсудить два фундаментальных вопроса: вновь подтвердить ценности, отрицаемые протестантами, и указать направления католической реформы. В 1551 году на Собор прибывают даже некоторые протестанты, но условия, которые они ставят для своего участия, оказываются неприемлемыми: например, разрешить кардиналов от послушания папе.

После уточнения учения, против которого выступает протестантская реформа, были приняты особо важные для будущего Церкви постановления: о создании епархиальных семинарий для воспитания духовенства, о реформе монашеской жизни и об образовании. В 1564 году Пий IV подписывает и предает гласности все соборные постановления, а также назначает комиссию из восьми кардиналов для их толкования и исполнения.

Завоевание Америки и ее обращение в христианство

Завоевание Америки и ее обращение в христианство с самого начала проходят одновременно, но с различными конечными целями. Конквистадоры (завоеватели) не препятствуют евангелиза ции, но это не мешает ни грабежам индейцев, ни введению принудительных работ. Некоторые служители Церкви сопротивляются этому варварству, и среди них Бартоломео де Лас Казас, сын спутника Христофора Колумба и сам конквистадор. Его потрясает проповедь одного миссионера, в которой говорится о том, что испанцы не имеют в своем сердце Христа, что они Его предали. Бартоломео де Лас Казас становится священником и отказывается от любого насилия. Окружающие делают все, чтобы заставить его замолчать. Семь раз он пересекает океан, чтобы добиться у испанской короны благоприятных для туземцев законов. Наконец, при аудиенции у Карла V, ему удается достичь желаемого результата: отмены рабства, принудительных работ, крепостного права. Карл V предлагает Бартоломео епархию, но он предпочитает оставаться деревенским священником и помогать индейцам. Его называют «защитником и покровителем всех индейцев». В то же самое время в Европе Карл V вынашивает планы нового объединения христиан. Отказ протестантов признать императорскую власть приводит к войне. Войска Карла V одерживают победу над протестантскими, но империя остается неспокойной и неуправляемой. В 1555 году, при заключении мира в Аугсбурге, достигается компромисс, но перспектива устранения разногласий между христианами исчезает. Разочарованный Карл V отрекается от престола и удаляется в монастырь, где умирает в 1578 году.

Святой Пий V

Первый послесоборный папа — доминиканец и святой ПийV. Будучи папой, он продолжает жить так же скромно, как и раньше, молясь и выполняя свой долг. Он предпринимает реформу курии, духовенства и священного города Рима; начинает пастырские визиты по приходам; строит семинарии; упраздняет бесполезные религиозные ордена и учреждает новые. В 1566 году Пий V публикует «Римский катехизис» — основу для воспитания веры. Он организует еще один крестовый поход против турок, которые к этому времени захватили Кипр и угрожают вторжением в Италию. Огромный союзный флот под командовани ем Хуана Австрийского побеждает турок в Лепанто 7 октября 1571 года. Кажется, что перед лицом общей опасности — турецкого вторжения — христиане должны вновь обрести единство. Но на самом деле становится очевидным, что связи, основанные на единстве политических и экономических интересов, слабее, чем истинно религиозная общность. Конфессиональные разделения всегда оказываются более сильными.

Святые послесоборного времени

Карл Борромео (1538_1584), епископ Миланский, являет собой великий пример того, как должна обновляться Церковь после Собора. Его называют образцом епископа в духе Тридентского Собора. Посещая отдаленные места своей епархии, он путешествует даже ночью. Во время эпидемии чумы он первый, не боясь заразы, начинает помогать больным. Продав имущество епархии (а свое собственное он раздал ранее), он подает священникам и монахам пример того, как нужно следовать своему долгу.

Филипп Нери (1515_1595). Спустя тридцать лет после того, как Лютер обвинил Рим в том, что в нем правит антихрист, мы видим этот город еще не полностью оздоровленным, но в нем уже можно найти людей высокой святости, и это становится нормальным явлением. Филипп Нери — флорентийский священник, которого впоследствии назовут «апостолом Рима». Он известен как прекрасный проповедник, подчас насмешливый, способный собирать вокруг себя молодежь. Возникает Ораторий — собрание мирян и священников, посвятивших себя благочестивым занятиям и делам милосердия. Филипп Нери устраивает «духовные карнавалы», на которых собирается до 4000 человек. Для этих собраний композитор Палестрина пишет свои оратории. В 1575 году образуется Конгрегация священников Оратория (ораториан). В уставе Филипп Нери лишь одно правило: «Ничего, кроме милосердия». В истории Церкви Филипп Нери остается святым, в котором радость и беспечность сочетаются с пламенным внутренним рвением. Истинная святость не требует изменения характера, для святости годится любой характер.

Камилл Леллисский (1550_1624). Заядлый игрок, Камилл Леллисский, обращается ко Христу в возрасте 25 лет. Прикованный болезнью (язва на ноге) к длительному пребыванию в постели, он, по совету Филипп Нери, основывает общество людей, которые посвящают себя заботам о больных. В 1591 году «Общество служителей больным» получает одобрение папы. Для его членов больница — это «школа милосердия». В отличие от других монашеских орденов, служители больным не обязаны подчиняться руководству и администрации больницы, они должны вступать в прямой контакт непосредственно с больными. Камилл занимается буквально всем, он даже сам изготовляет тюфяки для больных. «Он почти так же любил больных, как Сам Господь»,— пишет о нем очевидец.

Формы милосердия Церкви бесконечны, но единственная основа его — это страстная любовь ко Христу.

Тереза Авильская (1512_1582)

Восемнадцати лет она поступает в монастырь кармелиток со смягченным уставом. Когда ей исполняется двадцать два года, она достигает новой ступени обращения ко Христу. Через несколько лет Тереза оставляет монастырь, чтобы учредить другой, с простым уставом: молитва, умерщвление плоти и совместная жизнь. Их называют босыми кармелитками. В течение пятнадцати дет Тереза странствует по Испании и основывает маленькие монастыри, в них она учит своим примером и своими сочинениями. Так ведет себя Тереза, которую можно поставить в один ряд с выдающимися мистиками и учителями всех времен. Вместе с Екатериной Сиенской она получает официальный титул учителя Церкви. С ее именем связано имя Иоанна Креста, который некоторое время был ее духовником. Св. Иоанн Креста — реформатор мужских монастырей с уставом св. Терезы и, как и она, великий мистик.

Из Сочинений святой девы Терезы Авильской : Тот, кто имеет своим другом Иисуса Христа и следует за столь великодушным водителем, без сомнения, в силах перенести что угодно; Иисус поистине помогает и укрепляет, не изменяет никогда и любит верной любовью. Я всегда знала и сейчас вижу ясно, что угождать Богу и получать от Него великие милости мы можем не иначе, как через посредство пресвятого человечества Христа, в которое Он соблаговолил облечься.

Я это множество раз испытала, и Сам Господь мне это поведал. Я ясно видела, что мы должны проходить этими вратами, если желаем, чтобы Всевышний открыл нам Свои тайны великие. Не нужно искать других дорог, даже если вы достигли вершин созерцания, ибо на этом пути вы в безопасности. Все блага исходят от Него, Господа нашего. Он нас наставит.

Избиение гугенотов

Святые — это символ великой человечности, это обращенный ко всем призыв жить более человечно. Но доброта веры может быть лишь выбрана свободным человеком, в том же случае, если он выбирает зло, человеческая жизнь становится озверелой. Когда жестокость имеет религиозные корни, то взрыв зла вдвойне губителен. Это доказывают события во Франции, где Бурбоны и Гизы давно боролись друг с другом за власть. Бурбоны были кальвинистами, а Гизы — католиками. И те и другие подчиняли религию чисто политическим целям. Печально известный эпизод их борьбы — Варфоломеевская ночь (24 августа 1572 года), когда в Париже народ натравили на кальвинистов (во Франции их называли гугенотами) и устроили резню. При этом были убиты тысячи кальвинистов.

Франциск Сальский (1567_1622)

Франциск Сальский — великий французский святой нового времени. Величие его заключается прежде всего именно в святости. После принятия священнического сана он направляется в Шабли — область, где преобладают кальвинисты. Его Церковь посещают многие местные жители, но кальвинисты угрожают ему смертью. Смиренно и спокойно без споров и осуждения, Франциск отвечал им: «Капля меда привлекает больше, чем ложка уксуса». Уже через несколько лет он возвращает в католичество 25000 человек. Далее он поставлен епископом Женевской епархии и посвящает себя преподаванию катехизиса, особенно детям, не уклоняется также и от проповедей пером. Его «Трактат о любви к Богу» (Теофилия) — одна из наиболее читаемых книг его времени, главная цель сочинения — сделать веру привлекательной даже для самых обыкновенных людей. Св. Франциск умел показать, что добросерде чие не влечет за собой слабости, что в нем сознательно выражает себя спасенное человечество.

Из «Введения в благочестивую жизнь» святого Франциска Сальского, епископа : При Творении Бог повелел растениям приносить плоды, каждому «по роду своему» (Быт 1, 11). Это же повеление относится и к христианам, которые суть живые растения Его Церкви, дабы они приносили плоды благочестия, всякий согласно своему сословию и состоянию.

Благочестие должно проявляться по-разному у дворянина, у ремесленника, у слуги, у вельможи, у вдовы, у девицы и у замужней женщины. Мало того, исполнение долга благочестия следует соотносить с силами, заботами и обязанностями каждого.

Скажи мне, Филотея, приличествует ли, чтобы епископ желал жить в затворничестве, подобно картезианцам? Чтобы замужние женщины отказывались от всякого имения, подобно капуцинам? Чтобы ремесленник проводил весь день в Церкви, подобно монаху, а монах был готов к любым встречам ради служения ближнему, что составляет долг епископа? Разве не было бы такое благочестие смешным, вносящим беспорядок и недопустимым? А между тем это заблуждение наблюдается весьма часто. Нет, Филотея, благочестие ничего не разрушает, когда оно искренне, но все совершенствует, а если оно препятствует кому-то исполнять свои обязанности, это, без сомнения, означает, что оно ложно.

Пчела извлекает мед из цветка, не повреждая его, и оставляет его столь же нетронутым и свежим, каким его нашла. Истинное благочестие еще благотворнее, ибо оно не только не наносит ущерба никакому призванию и занятию, но, напротив, придает им красоты и достоинства.

Все драгоценные камни, если их бросить в мед, обретают больший блеск, каждый в соответствии со своим цветом; так и каждый человек совершенствуется в своем занятии, если сочетает его с благочестием. Семейные заботы становятся легче, любовь между мужем и женой сердечнее, служба государю вернее и все другие заботы — приятней и сладостней.

Это заблуждение и даже ересь — желание не допускать благочестия в солдатскую казарму, в лавку ремесленника, к королевскому двору, к семейному очагу. Правда, Филотея, что благочестие, чисто созерцательное, монашеское и иноческое, можно встретить только в соответственных состояниях, но, кроме этих трех родов благочестия, есть много других, способных придать совершенства тем, кто живет в миру. И потому, где бы мы ни находились, мы можем и должны стремиться к жизни совершенной.

Винцент де Сен-Поль (1581_1660)

В Тридцатилетней войне, которая завершилась Вестфальс ким миром (1648 год), государства сражались за господство в Европе. В опустошенной войной Франции простой приходской священник вооружается милосердием, чтобы истребить все виды нищеты. Одухотворенность Винцента более соответствует духу времени, чем его друга Франциска Сальского. Его благочестие проще и прямее. Без лишних слов, в поте лица, с сумой за плечами, он просит подаяния, чтобы потом раздать его беднякам. У него необыкновенно развит здравый смысл и организаторские способности. Винцент также и мистик: вниматель ный к нуждам человека, он поглощен тем, чтобы выполнить волю Божию. Господь все совершает в свое время. В нужный момент все сделает Провидение, не раньше и не позже... Нужно полагаться на волю Божию и осуществлять ее, когда она будет четко изъявлена.

В это время недостает больниц, а те, что есть, не всегда приспособлены для лечения всех видов болезней. Св. Винсент основывает «службу для бедняков», чтобы лечить больных церковного прихода. Впоследствии она получает название Сестер милосердия. С этого начнется полное преобразование женской религиозной жизни. «Для вас дом для больных и дом настоятельницы да будут монастырем, ваша комната — кельей, приходская церковь — часовней, городская улица — оградой, послушание — затвором, страх перед Богом — решеткой, святая скромность — покрывалом», — пишет св. Винсент. Заботясь о духовных нуждах бедноты, св. Винцент учреждает Конгрегацию миссий, в которую входят священники, живущие маленькой общиной и имеющие одну обязанность — ходить от селения к селению и нести людям проповедь.

Из «Духовных посланий и речей» св. Винцента де Сен-Поль: Не следует определять наше отношение к бедным ни по их внешнему виду, ни по их внутренним свойствам. Мы должны смотреть на них в свете веры. Сын Божий пожелал Сам быть бедным, и чтобы Его представляли бедные. В страстях Своих Он почти не имел и образа человеческого; Он казался безумием для язычников и соблазном для иудеев; Он же называет Себя благовестником бедных: «Он помазал Меня благовествовать нищим» (Лк 4, 18).

Нам подобает делать то, что делал Иисус: лечить бедных, утешать их, помогать им, поддерживать их.

Он Сам пожелал родиться бедным, допускать бедных к общению с Собой, служить бедным, ставить Себя на их место, и даже говорил, что добро и зло, которое мы творим беднякам, для Него словно то, что мы делаем Ему Самому. Бог любит бедных, а следовательно, Он любит тех, кто любит бедных. И впрямь, когда кого-то очень любишь, то переносишь это чувство и на его друзей, и на его слуг. И потому мы вправе надеяться, что из любви к ним Бог полюбит и нас.

Отправляясь навещать их, постараемся их понять, чтобы страдать с ними вместе и привести себя в расположение духа того апостола, который сказал: «Для всех я сделался всем» (1 Кор 9, 22). Попытаемся же стать восприимчивыми к страданиям и несчастьям ближнего. Будем молить Бога о том, чтобы Он дал нам духа милосердия и любви, чтобы мы им исполнились и его сохранили.

Служение бедным следует предпочесть всему прочему. Нельзя медлить. Если в час молитвы вам нужно отнести лекарство или вспомоществование бедному, идите со спокойной душой.

Предложите Богу ваши дела в соединении с усердием в молитве. Вы не должны тревожиться и полагать, что погрешили против благочестия, если прервали молитву для служения бедным. Это не значит оставлять Бога, когда оставляешь Его для Господа, то есть одно богоугодное дело для другого. Если вы прерываете молитву, чтобы помочь бедняку, — знайте, что такое дело есть служение Богу. Милосердная любовь превыше всяких правил, и все должно с ней соотноситься. Она важная госпожа: нужно исполнять ее повеления.

Все те, кто полюбят бедных при жизни, вовсе не познают страха смерти. Будем же с новыми силами любить бедных и искать самых убогих. Они — наши господа и властители.

Будучи свободен от всех, я всем поработил себя, для немощных был как немощный. Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых.

Я был глазом для слепого, ногой для хромого, отцом я был для бедных.

Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых.

Янсенизм

Наряду с истинными святыми встречаются также и ложные. Церковь указывает путь, по которому должен следовать человек для того, чтобы он не мог сбиться с дороги, хотя бы и имея благие намерения. Корнелий Янсен (1585_1638), называемый Янсением, представляет собой образцового епископа, безупречного, с точки зрения морали и благочестия. Но в своих писаниях он изображает Бога как судию, который прежде всего любит приговаривать людей по Своему усмотрению. При этом почти исчезает свобода человека, и остается грозная божествен ная воля, рабом которой является человек. Так рождается ригористская мораль — суровая, покаянная и трагическая.

Зародившись в Бельгии, в университете Лувена, янсенизм распространяется более всего во Франции благодаря Жану Дювержье, аббату Сен-Серанскому, признанному духовнику монахинь, блестящему проповеднику, тщательному блюстителю всех правил. Трагизм заключается в том, что часто янсенистами становились именно благочестивые люди. Но недостаточно одной добродетели, чтобы быть хорошим христианином. Немного чувства юмора не мешает даже в отношении святости.

Абсолютистское государство

Во второй половине ХVII века почти всюду в Европе формируется новая политическая организация, которой суждено господствовать полтора века. Это сильное государство, консолидирующееся вокруг личности правителя. Королю теперь не нужен парламент. Наиболее полное выражение абсолютизм получает прежде всего во Франции при Людовике ХIV, который в 1655 году недвусмысленно произносит: «Государство — это я». Исключение, впрочем, только формальное, представляет Англия. Здесь обезглавливают короля и провозглашают республику. Власть в ней принадлежит Оливеру Кромвелю, который устанавливает в республике пуританскую теократию. Закрываются театры, другие места развлечений; преследуются любые формы религиозности, кроме пуританской.

Абсолютизм Людовика ХIV вскоре демонстрирует свое извращенное лицо по отношению к религии. Сомнительное желание единства и ясное желание власти приводит к отмене Нантского эдикта (1598), который давал свободу вероиспове дания гугенотам. Против гугенотов начинаются гонения, многих подвергают аресту, а остальные вынуждены эмигрировать. Что рвение к католицизму у Людовика носит нездоровый характер, становится ясным, когда он оказывает поддержку учению, называемому галликанизмом. Его главный представитель — Эдмонд Рихтер, который отстаивает независимость национальных Церквей, прежде всего французской, или галликанс кой. Людовик ХIV созывает духовенство Франции для того, чтобы одобрить галликанские идеи, но этому жестко противится святой и непримиримый папа Иннокентий XI. В результате государь вынужден хотя бы частично отступить. Но галликанизм продолжает жить во Франции еще многие годы.

История учит, что корыстная защита столь же опасна, сколь и открытая враждебность. Когда вера, необходимая для всеобщего спасения, подчиняется национальным интересам, то в результате она предает сама себя и не приносит пользы нации.

Брестская уния (1596 год)

В этот период земли восточных славян принадлежат различным государствам. Часть современной Украины входит в состав Польши. В остальной Украине, включая Киев, а также во всей Белоруссии господствуют литовские князья. К концу ХVI века в польско-литовских землях успешно распространя ются кальвинизм и другие религиозные секты, которым удается привлечь к себе значительную часть знати. Католическая Церковь сопротивляется этому и, прежде всего, с помощью школ, основанных иезуитами. Православная церковь в это время слабее, хотя и возрождается с помощью братств. В этой обстановке некоторые православные архиереи вынашивают идею объединения с Римом. Это вызвано также и политическими мотивами. Католические епископы принимают участие в управлении государством, чего лишены православные. С другой стороны, нельзя все объяснить политикой. Существует и искреннее желание осуществить решения Флорентийского Собора и единение с Римом, провозглашенное Киевским митрополитом Исидором. В 1590 году четыре епископа из западной Руси подписывают декларацию, которую поначалу держат в тайне; в ней они подтверждают свое желание объединиться с Римом. После различных поправок 8 октября в Бресте провозглашается уния. Далее следует период конфронтации между сторонниками и противниками унии. При этом враждебность принимает подчас очень жесткие формы, как например, убийство полоцкого епископа Иосафата Кунцевича (1623 год) во время смуты антиунионистов. Основной противник — князь Острожский, поначалу сторонник унии, а затем ее злейший враг. Чтобы добиться провала унии, ее противники пытаются объединиться даже с лютеранами. Впоследствии имеют место и другие союзы христиан византийского обряда с Римом: в Венгерском королевстве (Ужгородская уния, 1646 год), в Трансильвании (уния в Альба Юлия, 1697 год).

Сейчас модно по-разному относиться к униатству, но, чтобы понять это явление, нужно обратиться к беспристрастному изучению истории, которое поможет обнаружить и его недостатки и его достоинства. В любом случае, византийские Церкви, объединившиеся с Римом, имеют свою историю, заслуживающую уважения, имеют свою верность, заслуживающую восхищения, а также имеют право следовать собственным традициям, которое нужно признавать.

Христианство на Балканах

Балканские земли находятся под турецким владычеством и там, главным образом, в южных областях, наряду с многочисленными мусульманами и православными можно встретить и немало католиков. Они, прежде всего, живут в Боснийской Герцеговине и в Словении, но католические общины имеются также и в Болгарии.

Жизнь христиан при турецком владычестве нельзя назвать ни идеальной, ни трагической. Существование христиан — это некая реальность, принимаемая турками, но у христиан имеется мало возможностей для публичного самовыражения. Благодаря активности францисканцев в Софии уже в 1601 году поставлен католический епископ. В 1663 году турки осаждают Вену, но Габсбурги при поддержке польского войска Яна Собесского — главнокомандующего христианских войск — отбрасывают их назад, преследуют и обращают в бегство. В первый раз турки уходят с завоеванных земель; спустя несколько лет христианская армия освобождает Буду, старинную столицу Венгрии, а затем и Белград.

Блез Паскаль (1623_1662)

Блез Паскаль — выдающийся математик и ученый. Его известность достигает наивысшей точки после опубликования труда «Новые опыты относительно вакуума» (1647). В 1654 году, после того, как он едва избежал смерти, его мысли обращаются к Богу. Он поселяется недалеко от монастыря Пор-Рояль, где живет его сестра монахиня, и целиком отдается молитве. В эти годы он часто болеет и пишет свои «Мысли» — работу, которая должна стать основой для его главного сочинения в защиту веры. Работа не была написана до конца — Паскаль умер в возрасте всего лишь 39 лет. Но его «Мысли» останутся фундаменталь ным сочинением в любую эпоху, к нему будут обращаться вновь и вновь, чтобы постигнуть тайну веры. «Сердце имеет свои права, неизвестные уму», — пишет Паскаль. Подлинность его веры, хотя и вдохновленной янсенистской идеей, возвышает Паскаля над любыми теориями. Хотя и являясь ригористом, он способен написать: «3алог счастливой и благополучной жизни — в том, чтобы быть в мире с Богом и с природой».

Человек зависит от своего времени и от ситуации, но если его сердце чисто и открыто благодати, то его жизнь всегда определяется присутствием Христа, Который его спасает. «Ты бы меня не искал, если бы Ты меня не нашел».

Из «Мыслей» Паскаля: Коль скоро люди не могут победить смерть, нищету, невежество, то, чтобы стать счастливыми, они решили об этом не думать.

Невзирая на все свои беды, он хочет быть счастливым и не может этого не хотеть. Но как за это приняться? Для счастья ему надо бы стать бессмертным; поскольку этого он сделать не может, то счел за благо не давать себе думать о смерти.

Единственное, что утешает нас в наших несчастьях, — это развлечение. А между тем развлечение — величайшее из наших несчастий. Это оно больше всего мешает нам думать о самих себе и незаметно нас губит. Без него мы стали бы скучать, и скука заставила бы нас искать более надежного средства от нее избавиться; но развлечение нас забавляет и позволяет приблизиться к смерти незаметно.

Мы никогда не задерживаемся в настоящем. Мы вспоминаем прошлое; мы предвкушаем будущее, словно хотим поторопить его слишком медленный шаг, или вспоминаем прошлое, чтобы сделать его не столь мимолетным. Мы так неосмотрительны, что блуждаем по недоступным нам временам и вовсе не думаем о том единственном времени, которое нам принадлежит; так легкомысленны, что мечтаем только о воображаемых временах и без рассуждений бежим от единственного существующего на деле. Это потому, что настоящее обычно нас ранит. Мы его прячем с глаз долой, потому что оно нас удручает, а если оно нам приятно, то жалеем, что оно ускользает. Мы пытаемся удержать его в будущем и предполагаем распоряжаться такими вещами, которые вовсе не в нашей власти, в том времени, до которого мы вовсе не обязательно доживем.

Пусть каждый разберется в своих мыслях. Он увидит, что все они заняты прошлым или будущим. Мы почти не думаем о настоящем, а если и думаем, то лишь для того, чтобы в нем научиться получше управлять будущим. Настоящее никогда не бывает нашей целью.

Прошлое и настоящее для нас средства; только будущее — наша цель. И, таким образом, мы вообще не живем, но лишь собираемся жить и постоянно надеемся на счастье, но с неизбежностью никогда не добиваемся его.

Квиетизм

В эпоху интенсивной духовной жизни рождаются не только святые. Появляются движения, которые чрезмерно акцентиру ют некоторые аспекты духовности в ущерб другим. Истина симфонична (или антиномична, как говорят иные), то есть способна слить в гармоничном единстве разные компоненты духовной жизни. Говорят, что любая ересь — это обезумевшая правда.

Квиетисты, в противоположность иезуитам, подчеркиваю щим важность человеческой воли в деле спасения, проповеду ют совершенную пассивность в общении с Богом. Подлинная мистика содержит в себе элементы квиетизма, на самом деле, в предпосылке молитвы заключается внутреннее смирение и доверчивая самоотдача, но подлинная мистика никогда не осуждает милосердия, как и истинное милосердие никогда не отрицает мистики.

Квиетизм идет из Испании, от Мигеля де Молинеса (приблизительно около 1696 года), оттуда он проникает в Италию и во Францию. Это учение отрицает молитву как прошение и вместе с тем придает ей в моральном отношении большое значение: ничего не желать, ничего не делать, а только «молиться о покое».

Полемика по поводу квиетизма между французскими епископами Боссюэ и Фенелоном носит очень острый характер. Боссюэ — известный проповедник и человек, умеющий приспосаб ливаться к обстоятельствам, его позиции близки к янсенизму; Фенелон исполнен истинного благочестия и безусловной верности Церкви. Остроумие Боссюэ, а также различные политичес кие козни приводят к тому, что он осуждает некоторые положения Фенелона, которые можно истолковать и в квиетистском духе. Фенелона осуждают, он вынужден уничтожить свою книгу. «Бог да не захочет, — провозглашает он с амвона, — чтобы мы, вспоминая об этих событиях, не могли сказать: пастырь признал свой долг быть более послушным, чем последняя овечка в стаде». Современник так говорит о нем: для христианина мало быть правдивым, для философа же этого достаточно. Но быть правым и терпеливо позволять, чтобы тебя считали неправым, — это значит победить зло добром. Для истины больше делается, когда она становится сутью жизни, чем когда за нее сражаются.

Народное благочестие

В конце ХVII века процветает множество форм набожности, которые являются католическим ответом протестантизму. По всей Европе возникают новые храмы, посвященные Святой Деве, куда стекаются верующие паломники. В этом веке, как протест против многих оскорблений, особо интенсивный характер приобретает вера в Святые Таинства. Укореняется практика сорока часов: поклонение Святым Дарам, которые выставляют ся на сорок часов. Во Франции учреждается женский орден, посвященный главным образом, непрерывному поклонению Святым Дарам,— Бенедиктинки Святых Даров. Конец ХVII века — также время расцвета братств (основанных на манер средневековых объединений по профессиям); они имеют духовный характер и посвящают себя каким-либо особым духовным практикам: Братство Святых Даров, Братство Розария и другие.

Все это рождается как ответ протестантизму, а также вызвано желанием включить религиозность в повседневную жизнь.

Дарагія сябры! Просім падтрымаць будаўніцтва нашага касцёла і дзейнасць парафіі. Шчыра дзякуем за дапамогу, молімся за ўсіх ахвярадаўцаў.