Император Оттон I

В начале Х века европейские народы живут независимо друг от друга. То же самое можно сказать и о христианах, которые чувствуют, что узы, связывающие их с папой, ослабевают. Блекнет идея единства времен Карла Великого. К тому же люди ощущают, что больше давит власть местных феодалов, чем императора.

Восстановление имперского единства удается осуществить Оттону I Великому, который правит Германией с 936 года. После объединения собственной страны в 960 году и после того, как папа обращается к нему за защитой от итальянской агрессии, Оттон вторгается в Италию и 2 февраля 962 года коронуется императором в соборе святого Петра. Вдохновленный деяниями Карла Великого, он насаждает культуру и внедряет христианское мировоззрение. Эту традицию продолжает его внук Оттон III.

Благодаря вмешательству Оттона III папой избирают его старого учителя Герберта из Рийяка. Подобное вмешательство, конечно, недопустимо, но выбор сделан удачно. Герберт, который принимает имя Сильвестра II, —высокообразованный человек; прежде всего он печется о благе Церкви. Он возвращает престолу апостола Петра прежние представления о единой и вселенской Церкви. К концу Х века Сильвестр II и Оттон пользуются на Западе большим авторитетом. Особенно возвышено папство, на него возлагается ответственность за сохранение чистоты веры и ее распространение.

В 1002 году римляне, стремясь к полной автономии, изгоняют императора из Рима; он умирает молодым, в 22 года. Идея империи изживает себя, зарождается феодальная система. Множатся сильные мира сего, и при этом страдают интересы Церкви. Местные феодалы вмешиваются в общинные и епископские дела. С другой стороны, епископы, сами феодалы, оказываются в подчинении у более крупных феодалов. Распространение феодализма нарушает единство и независимость Церкви.

Всегда, когда вера входит в жизнь, это вызывает обновление жизни: она становится более человечной. И на Востоке и на Западе во всех монастырях начиная с момента их возникновения не только заботятся о христианской жизни в их общине, но и постоянно стремятся во всех отношениях улучшить жизнь людей.

В период, о котором идет речь, один монастырь возвышает ся над другими и за короткое время приобретает важное положение. Это монастырь в Клюни, в Бургундии, основанный герцогом Гильомом Благочестивым и вверенный попечительству аббата Бернона — монаха, известного своим благочестием. Наибольшего расцвета монастырь в Клюни достигает при преемнике и ученике Бернона — Одоне. При нем община стремительно растет за счет монахов, которые стекаются сюда, привлеченные его святостью. Из многих монастырей прибывают к нему, чтобы научиться, как изменить жизнь своей общины. Таким образом утверждается идея конгрегации, то есть объединения монастырей, живущих по подобию монастыря Клюни. Даже папа призывает Одона, чтобы ввести в римских монастырях устав Клюни. Во главе конгрегации стоит главный настоятель, который надзирает за всеми монастырями — членами конгрегации. В клюнийских монастырях особое внимание уделяют литургии, в них также очень развито почитание умерших. Клюнийская конгрегация поддерживает самые тесные отношения с папой, и именно в ее монастырях вынашиваются первые планы общей реформы в Церкви. Дух Клюни проникает во многие государства: во Францию, Италию, Испанию, Германию, Англию.

В Италии обновление монастырской жизни идет другим путем, и этому процессу активно содействуют двое святых — св. Нил и св. Ромуальд.

Св. Нил, родившийся в 905 году в Россано, в Калабрии, получает образование в византийских монастырях южной Италии. Из-за набегов арабов он перебирается в Рим и поблизости от Рима, в Гроттаферрата, основывает монастырь. Этот византийский монастырь существует до сих пор, в нем следуют византийскому обряду и служат на греческом языке; трудно переоценить его роль как места встречи западных христиан с духовностью Восточной Церкви.

Св. Ромуальд, сын правителя Равенны, в 927 году, двадцати лет, поступает в монастырь святого Аполлинария в Классе, но затем, стремясь к большему уединению и более суровой жизни, он с несколькими товарищами отправляется в Испанию. Спустя десять лет Ромуальд возвращается в Италию, реформируя и учреждая монастыри. В 1027 году он умирает в одиночестве, которое всегда так любил. Среди монастырей, основанных св. Ромуальдом, выделяется прежде всего монастырь в Камальдоли близ Ареццо, из которого выходит орден монахов, называющих себя его именем — камальдолийцев. Св. Ромуальд не оставляет новой общине никакого устава, он просто утверждает затворническую жизнь. Его ученик св. Петр Дамиан дает итальянскому затворническому движению более прочную организацию, а также культурное и духовное основание высочайшего уровня.

Романский стиль

В самом начале второго тысячелетия во всем мире, и особенно в Италии и Франции, происходит необычайный творческий расцвет, который прежде всего выражается в строитель стве церквей, соборов и гражданских зданий. Возникают новые строительные приемы, и, главное, появляются единство и выразительная гармония, которые до этого редко встречались в истории искусства. Рождается романское искусство, оно стремительно распространяется по всей Западной Европе, проявляясь в каждой области по-разному. Но всюду, даже в Восточной Европе, даже в Армении, где оно успешно развивается, оно вдохновляется общим каноном.

Христианский мир обретает свое общее искусство, которое не унижает вдохновения, но, напротив, необыкновенно подвигает на творчество. Когда народ переживает свою веру в смирении и простоте сердца, то легче рождается великое искусство. Возведение церкви в средние века — событие, в котором участвуют все верующие: одни жертвуют деньги, другие — материал для строительства, третьи трудятся. Особой известнос тью пользуются мастера из Комо в северной Италии, на границе со Швейцарией; они первые начинают пользоваться лесами. Имеются артели странствующих ремесленников, они передают свое искусство из поколения в поколение, успешно действует целый архитектурный факультет. Живопись и скульптура в стилистической гармонии сопровождают строительство церквей и гражданских зданий.

Крещение Польши и Венгрии

Великого князя Мешко по справедливости считают основателем Польши. До 950 года на польской территории жило множество племен, часто враждовавших между собой. Мешко удается собрать их в одно государство. В 965 году он женится на Дубравке, дочери князя Богемского, к этому времени христианке. Она уговаривает своего мужа принять христианство, и так начинается обращение целого народа. В 990 году Мешко символически отдает папе свое королевство, в частности и для того, чтобы стать более независимым от императора.

Народ кочевников — венгры, которые жили на берегу Дуная, также состоял из нескольких племен. Стефану (969_1038) удается, подобно Мешко, объединить венгров. Он принимает крещение, распространяет христианство среди венгерских племен и организует религиозную жизнь, прибегая к помощи немецких проповедников. Как и Мешко, Стефан отправляется в Рим, где находит поддержку и у Сильвестра II, и у Оттона III. В 1001 году Стефана облекают королевским достоинством, а город Эстергом становится главным городом Венгрии. Впоследствии Стефан был причислен к лику святых.

Из «Увещеваний к сыну» св. Стефана: Прежде всего вот тебе мои советы, наставления, приказания, возлюбленный сын мой: делай честь царскому венцу, храни католическую и апостольскую веру столь ревностно и прилежно, чтобы стать примером для всех, над кем ты поставлен Богом, и чтобы все честные люди могли по справедливос ти указать на тебя как на того, кто истинно исполняет заветы Евангелия. Без чего, знай это наверное, ты не будешь ни христианином, ни сыном Церкви. В царском дворце за верой в Христа должна следовать вера в Церковь, которая, будучи основана нашим главой, Христом, была затем распространена по всему свету и прочно построена ее членами, апостолами и святыми отцами. Эта Церковь непрестан но рождает повсюду новых чад, хотя в иных краях из-за давности своего установления она в каком-то смысле преклонных лет.

Но в нашем королевстве, дражайший сын мой, она еще молода, поскольку нова и возвещена недавно. Поэтому ей нужны люди, которые хранили бы ее с заботой и тщанием, дабы это благо, ниспосланное нам божественной милостью безо всякой нашей заслуги, не было утрачено и изничтожено твоей нерадивостью, леностью и небрежением.

Возлюбленный сын мой, радость сердца моего, надежда моего будущего потомства, молю тебя и повелеваю тебе: во всем и со всеми поступай с любовью, исполнись благоволения не только к родным и свойственникам, будь они государи, рыцари, богачи, близкие и дальние, но и к чужим, ко всем, кто приходит к тебе.

Если будешь являть милосердие, стяжаешь высшее блаженство. Будь милостив ко всем обиженным. Всегда держи в душе пример, показанный Господом, Который сказал: «Милости хочу, а не жертвы» (Мф 9, 13). Будь терпелив со всеми, не только с могучими, но и со слабыми.

Будь сильным, чтобы не возгордиться в благоденствии и не сломиться в несчастье. Будь также смиренен, и Бог вознесет тебя ныне и в грядущем. Будь сдержан, и не карай, и не суди никого сверх должного.

Будь кроток и никогда не желай противиться справедливости.

Будь честен, дабы никому по своей воле не наносить бесчестья.

Будь непорочен, дабы тебе избежать всяких нечистых намерений, как жала смерти.

Все, что я здесь назвал, придает блеск царскому венцу; а без этого никто не может ни царствовать, как подобает, на земле, ни попасть в Царство Небесное.

Норманны

В самом начале нового тысячелетия на берегах южной Италии высаживаются воины и мореплаватели — народ, прибывший с французских берегов Нормандии. Норманнов призывают местные сеньоры, борющиеся друг с другом. Они захватывают города на юге Италии, разбивают папское войско и пленяют папу Льва IX. В плену они оказывают ему почести и предлагают папе, в обмен на признание их завоеваний на юге, стать его вассалами. Одобрить захват византийских земель — это значит обострить и без того напряженные отношения с Восточной Церковью. Но папа в безвыходном положении, и он соглашается на условия мира, выдвинутые норманнами. В 1054 году папа возвращается в Рим, и вскоре после этого, удрученный происшедшими событиями, он умирает накануне того, как становится ясным прискорбный факт разделения греческой и римской Церквей.

Раскол 1054 года

1054 год — один из самых печальных в истории Церкви. Этот год знаменует раскол между Восточной и Западной Церквами. Отдельные разногласия, которые возникали между Востоком и Западом в первом тысячелетии истории Церкви, накаплива лись и вызывали взаимное недоверие; сейчас же напряжение достигает крайнего предела. Противоречия в сознании питаются разностью культур, религиозных и политических интересов. Когда души ожесточаются, то повод для разделения всегда найдется.

В начале второго тысячелетия отношения крайне обостряются. Патриарх Сергий (999_1019) и патриарх Михаил Керулларий (1043_1058) вычеркивают имя папы из диптихов своей Церкви (из списка тех, кого упоминают за богослужением). Это ответ на смещение «антипапы» Иоанна Филагата, который должен был сменить Григория V, первого папу немецкого происхождения. Впоследствии Михаил Керулларий, не доверяя римлянам, отвергает их предложение вместе сражаться против норманнов, которые захватывают византийские епархии в Италии. Он закрывает все римские церкви в Константинополе. Запад обвиняют в применении пресного, т.е. незаквашенного хлеба для причастия, в опускании славословия «Аллилуя» во время поста, в употреблении в пищу задушенных животных, в обете безбрачия для священников, во вставке в «Верую» (в Символ Веры). Папа Лев IX отвергает эти обвинения с помощью своего столь же знаменитого государственного секретаря, кардинала Гумберта из Сильвы Каидиды; он, в свою очередь, обвиняет греков в мнимых отступлениях.

Папское посольство, возглавляемое Гумбертом, встречает ся с императором Константином, склонным к миру; оно также сталкивается с сопротивлением со стороны патриарха Михаила Керуллария. Кардинал Гумберт доставляет в собор Святой Софии буллу, содержащую анафему, т.е. церковное отлучение патриарху и его приверженцам, и после этого возвращается в Рим. Говорят, что кардинал Гумберт был человеком, менее чем кто-либо способным примирить обе стороны. Его нетерпимость была, к сожалению, не меньшей, чем у греков. Законность этого отлучения является спорной, так как тем временем папа Лев IX скончался и, если рассматривать дело с юридической точки зрения, то кардинал не мог отлучать от имени усопшего папы. Более важен вопрос исторической вины. Мы ее видим и с той и с другой стороны. Обе стороны отдавали себе отчет в серьезности разделения. Обе стороны придавали слишком большое значение вопросу о власти внутри Церкви; стремление к соблюдению собственных интересов сужало их горизонты.

Много позже, во время встречи Павла VI с Вселенским патриархом Афинагором I (1964_1967), было заявлено о полном и взаимном аннулировании всех прошедших отлучений.

Проблема Filioque

Символ веры, который традиционно используется в римской Церкви, имеет в той части, где речь идет об исхождении Святого Духа, добавку, которой, однако, нет в первоначаль ном тексте Константинопольского Собора — это: Дух исходит не только от Отца, но и от Сына. Эта добавка явилась причиной длительных разногласий между католической и православ ной Церквами. Остановимся на этом подробнее.

И на Востоке и на Западе были отцы Церкви, которые утверждали, что Святой Дух исходит от Отца через Сына. Так полагали александрийские отцы: Ориген, Афанасий, Кирилл (около 444 года), а также каппадокийские отцы: Василий, Григорий Нисский и Григорий Назианзин. На Западе Filioque был впервые введен в 589 году (Толедский Собор) как противовес арианскому тезису. Поначалу Рим отказывался изменить исходный текст, но потом (в 1014 году) согласился на новую формулировку. Греки, хотя и реагировали на это отрицательно, но не представляли себе, что это может стать причиной разделения двух Церквей. Только в 1054 году, в бытность Михаила Керуллария патриархом, когда дело шло к расколу, вопрос о Filioque становится дополнительным аргументом при действиях восточных церковников. На Лионском Соборе (1274 год) и на Флорентийском Соборе (1439 год) Восточной Церкви предлагается не вводить Filioque, а просто признать законность его использования Западной Церковью. Две различные позиции можно считать двумя различными способами толкования одной и той же тайны Троицы. Восточная традиция склонна подчеркивать преимущественно, что Отец есть единственный источник жизни Троицы. Римская традиция делает основной упор на единосущности всех ипостасей: Отца, Сына и Святого Духа. В первые восемь веков эта разница не нарушала единства веры Востока и Запада.

В современных дискуссиях даже некоторые православные богословы допускает, что Filioque, существующее в западной традиции с IV века, никогда не являлось препятствием для церковного общения в таинствах.

Григорий VII

После смерти Льва IX папа Николай II вошел в историю Церкви тем, что в первый раз избрание папы было доверено кардиналам. Таким образом хотели избежать влияния светской власти. Среди всех пап этого периода выделяется фигура папы Григория VII (в миру его имя — Гильдебранд). Родившийся в Тоскане в 1030 году, он воспитывается в Риме в монастыре Святой Марии и затем постригается в монахи в Клюни. Лев IX призывает его в Рим и поручает заботам Гильдебранда монастырь. 22 апреля 1073 года его избирают папой. Монах глубокой духовности и высокой культуры, Григорий VII стремится к тому, чтобы Церковь была свободной и ответственной. Сфера его занятий разнообразна и обширна, она сочетается с постоянной молитвой.

Григорий VII начинает обновление Церкви, требуя, чтобы при назначении епископов и священников принимались во внимание их вера и добродетель, а не богатство и знатность. При этом каждый, кто купил свою должность, должен смещаться. Григорий VII заботится о том, чтобы осуществить это на практике, и отдает необходимые распоряжения. Для этой цели он использует легатов и своих личных посланников, облеченных правом смещать епископов и священников. Вновь подтверждается право папы назначать епископов, император лишается священного сана и становится мирянином, который в религиозных вопросах должен, как и все, подчиняться Церкви. Григорий VII пытается препятствовать тому, чтобы избранные епископы больше думали о своих земельных владениях, чем о спасении души.

Но его деяния приходятся не по вкусу в Германии, где бытует обычай давать в управление епископам и аббатам большие владения; больше всего этим недоволен император, который хочет сам ставить епископов и аббатов. После продолжительной борьбы («борьбы за инвеституру») папа отлучает непокорных епископов, а также императора Генриха IV и разрешает его подданных от присяги. Германские князья, воспользовавшись этим, объявляют Генриху IV, что, если он не снимет с себя отлучения, они выберут нового императора. Генрих, понуждаемый этими обстоятельствами, отправляется с покаянием в Каноссу, где в то время гостит Папа; прежде чем быть принятым папой, он три дня стоит под стенами замка, затем папа снимает с него отлучение. В это же самое время германские князья избирают нового императора, но Григорий VII никому не отдает предпочтения: от обоих он ждет соблюдения церковных законов. Тем временем Генрих IV овладевает ситуацией, одерживает верх над своим противником и вновь ставит епископов и аббатов без участия папы. На синоде в Риме Григорий VII вновь отлучает Генриха IV.

В ответ Генрих IV, укрепивший свои позиции, избирает Виберта Равеннского «антипапой» под именек Климента III и идет походом на Рим. Он захватывает пол-Рима, предлагает папе союз и обещает низложить «антипапу» при условии, что будет вновь венчан императорской короной. Многие кардиналы советуют папе заключить мир с Генрихом IV, но Григорий VII предпочитает изгнание и там через короткое время, 25 мая 1085 года, умирает. Его последними словами были: «Я любил справедливость и ненавидел беззаконие, поэтому умираю в изгнании».

Первый крестовый поход

Почти все земли Малой Азии были заняты турками, которые угрожали и Византии. Арабы-мусульмане разрешили паломничество в Святую Землю, но теперь из-за турков это становилось все более трудным и опасным. С другой стороны, император Востока призывал рыцарей выступить, чтобы отвратить опасность, нависшую над Константинополем. Папа Урбан II надеялся устранить раскол с помощью крестового похода. Рыцарство всей Европы было готово сражаться за благое дело.

Папа ставит во главе первого крестового похода Готфрида Бульонского, и в 1099 году Иерусалим завоеван. Поход оказывается, однако, не таким благородным делом, как думалось вначале, хорошие и дурные мотивы сливаются в нем воедино. Предводителями часто движут земные интересы, а не стремление ко гробу Христову. Жестокость и бессмысленные кровопролития характеризуют и этот крестовый поход, и все остальные. И из-за этого также приходится расстаться с мечтой о примирении двух Церквей.

Вормсский конкордат

Борьба за инвеституру между светской и церковной властью завершается, по крайней мере формально. Вормсским конкордатом, подписанным 23 сентября 1112 года папой Каликстом II и императором Генрихом V. В нем признается, что назначение и инвеститура епископа является исключительным правом папы, но жалование бенефиций — это компетенция гражданской власти.

Вормсский конкордат имеет большое значение для жизни Церкви: первый раз провозглашается принцип разделения гражданской и церковной сфер.

Картезианцы и цистерианцы

В начале ХII столетия в различных слоях общества, стихийно и под влиянием реформ, возникает желание жить в соответствии с евангельской простотой и бедностью. Речь идет о настоящем массовом движении, которое не было специально организовано. Св. Бруно, священник из Кельна, удаляется с несколькими друзьями в долину Шартрез, чтобы жить там в уединении. Далее он перебирается в Калабрию (южная Италия), где основывает монастырь Святой Марии в затворе. Св. Бруно не намерен создавать религиозный орден, он не формулирует никакого устава, а действует только личным примером. И только позже, вдохновляясь им, возникает новый религиозный орден, названный по имени первого монастыря — картезианским. Основатель ордена цистерианцев — св. Роберт Молезмский. Поначалу в нем насчитывается мало народу, но впоследствии благодаря таланту Бернарда Клервоского орден расширяется. Обращение к евангельской жизни не может не заинтересовать священников, особенно тех, которые живут в маленьких общинах по подобию монахов. Эти священники называют себя канониками, они живут по уставу, который принимает каждая община. В ХII веке эти общины, называемые также соборными церквами (коллегиатами), начинают жить по общему уставу, идущему от св. Августина. Некоторые коллегиаты посвящают себя заботам о странниках и больных, в них входят миряне, мужчины и женщины. Их глава во Франции называется аббатом, в Италии— приором, в Германии — пробстом. Некоторые коллегиаты связывают тесные узы дружбы _ так рождаются конгрегации. Наиболее известная из них — это конгрегация Премонстратианцев, основанная св. Норбертом.

В результате реформы Григория VII миряне все больше осознают свою ответственность. Это подтверждается коллегиата ми и конгрегациями. Внутри этого движения рождается рыцарский орден Тамплиеров, в частности, для того, чтобы защищать паломников и помогать больным. Сначала Тамплиеры подражают каноникам, но далее у них начинает преобладать военно-рыцарское начало.

Святой Бернард Клервоский

Бернард родился в 1090 году в Дижоне, в знатной семье. В молодости он ведет беззаботную жизнь, но после видения, посетившего его в ночь на Рождество 1111 года, он решает постричься в монахи. Натура горячая и порывистая, он убеждает четырех братьев и 26 родственников последовать за ним. Бернард настолько развивает идеалы цистерианцев, что его можно считать новым основателем ордена. В 1115 году он основывает монастырь в Клерво. В 1119 году Бернард, в числе других аббатов, подписывает Хартию любви — устав ордена цистерианцев, вместе с которым возвращается первоначальный бенедиктинский устав. Вновь вводится физический труд, большое значение придается удалению от мира, много внимания уделяется больным и бедным.

По инициативе папы Бернард содействует подготовке второго крестового похода, который ему представляется паломничеством. Король Франции Людовик VII и германский император Конрад III выступают вместе со знатью, всадниками и епископами. К сожалению, поход не носит того религиозного характера, о котором мечтает Бернард. Грабежи, кражи, жестокость по отношению к беззащитным обычны для войн этого времени, и этот крестовый поход не исключение. И первым это понимает Бернард, который описывает историю второго, неудачно завершившегося крестового похода, выражая горечь и сострадание.

По ходу реформирования Церкви св. Бернард способствует также обновлению искусства. Он хочет, чтобы церкви были простыми и бедными, в них не должно быть много образов. Св. Бернард предпочитает изображения Мадонны, которую особенно почитают в цистерианских монастырях. Рождается новый романский цистерианский стиль.

Своим авторитетом Бернард обязан не только деятельности реформатора монастырской жизни и Церкви. Человек высокой культуры, а таковым проявляет он себя в многочисленных сочинениях, Бернард — главный представитель движения, которое получает название монастырского гуманизма. Его сподвижники — Петр Достопочтенный, Руперт из Дойца, Норберт Ксантийский и Гуго Сен-Викторский. В истории христианской мысли остается борьба между Бернардом и Абеляром, человеком необычайного таланта и блестящим ученым. И Бернард, и Абеляр были высококультурными людьми, искренно преданными Церкви, но они ориентировались на различные ценности. Если Бернард умел выразить мысль своего времени, то Абеляр был устремлен к новым знаниям. Первый размышлял прежде всего об отцах Церкви и о Писании, второй же сверх того читал арабских и современных авторов и пытался объединить прошлое знание с настоящим. После долгой полемики между ними в 1141 году Абеляр был осужден на Санском Соборе и умер год спустя в бенедиктинском монастыре. Полемика продолжалась и после его смерти и завершилась Фомой Аквинским, объединившим в своем гениальном труде обе точки зрения.

Простота одухотворенности св. Бернарда опирается на основное положение веры, позволяющее различным местным Церквам иметь свое лицо в соответствии с самобытными особенностями народа. Говорить о разнообразии форм Церкви в различных странах не значит тем самым выступать против ее единства. На самом деле, напротив, в единстве кроется возможность развития каждой личности и каждого народа. Речь идет не о разделении, которое разрушает единство, но, наоборот, о многообразии, которое его составляет.

Из «Рассуждений о Песни Песней» св. аббата Бернарда : Где могут немощные обрести безопасность и покой, как не в ранах Спасителя? Я живу там тем безопасней, чем больше у Него власти спасти меня. Мир дрожит вокруг, плоть меня утесняет, дьявол строит мне свои козни, но я не паду, ибо стою на твердой скале. Я совершил тяжкий грех, совесть моя придет в волнение, но не повредится, ибо я вспомню о ранах Господа. Поистине, «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (Ис 53, 5). Есть ли что для нас столь пагубное, чего не развязала бы смерть Христа? Итак, если я держу в памяти лекарство, столь сильное и действенное, то никакой злейший недуг не смутит меня.

И потому очевидно, что ошибался тот, кто сказал: «Слишком велика вина моя, чтобы мне получить прощение» (В русском переводе: «Наказание мое больше, нежели снести можно» — Быт 4, 13. (Прим. перев.)).

Это оттого, что он не был членом тела Христова и не ведал о заслугах Христовых. Поэтому он не брал их себе в собственность и не называл своим то, что на самом деле ему принадлежало, ибо члену передается то, что принадлежит Главе тела.

Я же то, чего мне недостает, беру с упованием из сердца Господня, ибо оно исполнено милосердия, и не иссякают пути, коими изливается благодать.

Ему пробили руки и ноги и пронзили грудь копьем; и сквозь эти раны я могу питаться «медом из камня и елеем из твердой скалы» (Втор 32, 13), то есть вкусить и увидеть, как благ Господь (ср. Пс 33, 9).

Он питал мысли мирные, а я не знал того. «Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?» (Рим 11, 34). Ныне гвоздь, Его пронзивший, стал для меня ключом отверзающим, дабы я мог вкусить сладости Господней. Что познаю я через рану? У гвоздя есть голос, рана кричит, что Бог поистине пребывает в Христе и примиряет мир с Собою.

Меч прошел Его душу и сердце Его приблизилось (ср. Пс 114[113], 18; 54, 22), и отныне Он может сострадать моим немощам.

Сквозь раны телесные открывается нам скрытая в Его сердце милость, является великая тайна любви, показывается благоутроб ное милосердие Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше (ср. Лк 1, 78).

Отчего же утробе не открыться сквозь раны? Каким другим способом, как не через раны Твои, Господи, просияет нам яснее, что Ты сладостен и кроток и исполнен беспредельного милосердия? Поистине никто не выказывает больше любви, чем если жизнь свою отдает за того, кто осужден на смерть. И потому заслуги мои суть милосердие Божие. Мы верно не будем бедны заслугами, пока Он богат милосердием. Так что если милосердие Божие неиссякаемо, заслуги мои приумножаются.

Но что сказать, если совесть жалит меня за мои многие прегрешения? «Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим 5, 20). И если милосердие Божие вечно, то я буду петь вечно милости Господни (ср. Пс 88, 2). И что в моей праведности? О Господи, я буду помнить лишь о праведности Твоей (ср. Пс 10, 16/9, 37). Поистине она — и моя тоже, ибо Ты стал праведностью моей от Бога.

Коммуны

Европа переживает великое время, когда люди понимают, как им важно держаться вместе там, где они живут и трудятся. Так рождается средневековая коммуна. Развивается ремесленничество, появляются мастерские, где учатся и работают подмастерья, для которых мастерские становятся семьями. Коммуны укрепляются и становятся все более независимыми. Могущество коммун помогает Церкви в борьбе с вмешатель ством императоров. Когда Фридрих I Барбаросса отправляет ся на завоевание Италии, именно коммуны останавливают его продвижение в битве при Леньяно (20 мая 1176 года). Фридрих I умирает в Святой Земле (1190 год), и в его лице мир прощается с последним великим императором средневековья.

Иннокентий III (1198—1216)

Иннокентий III, избранный папой в 37 лет, прежде всего занимается оздоровлением и возвышением религиозной жизни духовенства, монахов и мирян. Он пытается восстановить мир в Европе и единство двух Церквей. Это человек незаурядного ума, необыкновенной эрудиции, огромной энергии и глубокой духовности, подлинно универсальный первосвященник. Помимо внутреннего оздоровления Церкви, Иннокентий III проповедует свободу самой Церкви, общий мир и объединение Церквей. Он созывает великий Латеранский Собор, на который приглашаются все стороны. Но учреждение Латинской империи в Византии после завоевания Константинополя (1204 год) и подавление греческих традиций кончилось провалом. Эта неудача до последней степени обостряет отношения между Западом и Востоком.

Святой Доминик (1170_1221)

Реформа Григория VII вызывает энтузиазм у людей. Стихийно появляются странствующие проповедники, иные из них— подлинно святые, а иные, несогласные с постановлениями церковной власти, заботящейся о чистоте учения, в конце концов противопоставили себя Церкви и образовали еретические секты. Наиболее распространено было учение катаров. Они исповедуют два абсолютных начала: доброе и злое. Святой Доминик, на которого папа Иннокентий III возлагает бремя проповеди еретикам, противопоставляет ложному аскетизму еретиков подлинный пример евангельской бедности и самоотречения, говорит с ними просто и со знанием дела, подчеркивая их положительные стороны и, в тоже время, защищая традиционное учение. В 1214 году Доминик основывает общежитие братьев в Тулузе, главное предназначение которого — проповедничество. Доминик скончался в Болонье 6 августа 1221 года.

Святой Франциск (1182—1226)

Современник св. Доминика, как и он, или даже более возлюбивший бедность, но еще больше возлюбивший Церковь. Родившийся в Ассизи, в богатой купеческой семье, в молодости св. Франциск, как и большинство молодых людей того времени, мечтает о рыцарской жизни, но затем он решает полностью посвятить себя Богу. Франциск отказывается от всякого имущества и, согласно посетившему его видению, строит Церковь. Но Господь избирает Франциска, чтобы восстановить Святую Церковь. Скоро к нему присоединяются и другие юноши, которые вместе с ним молятся и отправляются проповедо вать народу. Некоторые подозревают св. Франциска в ереси. Тогда он вместе со своими собратьями отправляется в Рим и получает официальное одобрение папы Иннокентия III. Рождается ядро францисканского ордена, который за короткое время пополняется многими братьями.

Желание донести до всех красоту Евангелия ведет подвижника на Восток, к арабам, где султан, пораженный личностью и кротостью Франциска, позволяет ему проповедовать. Вернувшись на родину, Франциск удаляется на гору Верна, чтобы полностью отдаться молитве и покаянию. В 1226 году он возвращается в Ассизи и в августе этого же года пишет завещание, призывая своих братьев к жизни в бедности и полном послушании Церкви. Св. Франциск умирает 3 октября 1226 года, распростершись обнаженным на голой земле. К тому времени орден насчитывает десять тысяч братьев. После его смерти их число множится и орден расширяется.

Завещание св. Франциска : Господь ниспослал мне, брату Франциску, благодать приступить к покаянию, когда я еще жил в грехе, мне казалось слишком горько смотреть на прокаженных, но Сам Господь привел меня к ним, и с ними я старался быть милосерден; а когда я удалился от них, то, что сначала казалось мне горьким, быстро превратилось в сладость, духовную и телесную. После чего я медлил недолго и ушел от мира. И Господь давал мне в церквах такую веру, что я молился совсем просто и говорил: «Тебе поклоняемся, Господи Иисусе Христе, здесь и во всех Твоих церквах по всему миру, и благословляем Тебя, ибо Ты Своим святым крестом искупил мир...»

А затем, когда Господь вверил мне братьев, никто меня не наставлял, что мне надлежит делать, но Сам Всевышний мне открыл, что я должен жить по правилам святого Евангелия. И я их записал в немногих и простых словах, и господин наш Папа меня в том одобрил. А те, кто пришли, чтобы жить такой жизнью, раздавали бедным все свое имение, довольствовались сами единственной рясой, чиненной и с изнанки, и с лица, а кто хотел — подпояской и исподним. И больше мы ничего не желали иметь.

Мы, клирики, служили службы, как другие клирики, миряне читали «Отче наш»; и мы охотно пребывали в церквах. Мы были несведущи и покорны всем. И я своими руками трудился, как хочу трудиться; и хочу, чтобы все братья трудились честным трудом. Кто не умеет, пусть научится не из алчности получить плату за свои труды, но чтобы подавать добрый пример и избегать праздности. Если же нам не дают мзды за работу, мы идем к трапезе Господней, прося милостыни от двери к двери.

Господь открыл мне, что мы должны приветствовать так: «Господь да пошлет тебе мир. Да остерегаются братья принимать храмы, жилье и все другие постройки, возведенные для них, если они не подобают святой бедности, обет которой мы дали в согласии с нашим Уставом».

Устав братьев миноритов : (1) Во имя Господа начинается Устав братьев миноритов.

Устав и жизнь братьев миноритов таковы: соблюдать святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа, живя в послушании, безо всякого имения и в целомудрии. Брат Франциск дает обет повиновения и благопочитания господину Папе Гонорию и его каноническим преемникам, и Римской Церкви. Прочие братья обязаны повиноваться брату Франциску и его преемникам.

(6) О том, что братья не должны ничем владеть; о сборе милостыни и о больных братьях.

Братья не должны владеть никаким имением, ни домом, ни местом, ни какой-либо вещью. Паломниками и странниками, служа в этом мире Господу в бедности и смирении, да идут они просить милостыни с твердым упованием; и не подобает им стыдиться, ибо Господь из любви к нам сделался нищим в этом мире. Вот наивысшая вершина той превысокой бедности, которая вас, возлюбленные братья мои, сделала наследниками и царями в Царстве Небесном и, лишив вас богатства вещественного, обогатила вас добродетелью. Таков да будет ваш удел, которому и следуйте на земле живых. И в этом, любезнейшие братья мои, будьте совершенно едины; во имя Господа нашего Иисуса Христа, вы не должны искать никакого иного имения под небесами.

И где только найдете и увидите братьев, выказывайте им дружбу; и один да поведает другому доверительно свою нужду, ибо, если мать питает и любит свое дитя по плоти, сколь же заботливей должен каждый любить и питать своего брата духовного? А случись кому захворать, другие братья должны служить ему, как хотели бы, чтобы служили им самим...

Братства

В общественной жизни ХIII века большое значение приобретают общества верующих, называемые братствами. Это свободные объединения, которые имеют свой устав и ставят своей задачей помощь обществу. Наиболее важные решения принимаются собранием братьев, там же выбирается настоятель братства и управляющий его делами. Обычно братство имеет своего святого-покровителя и духовного наставника.

Формы помощи братьев окружающим находятся в зависимости от конкретных нужд общества. Одна из основных форм - обновленная больничная помощь. Первоначально братства работают в уже существующих больницах, но впоследствии, желая обрести самостоятельность, открывают и собственные.

Многие братства имеют религиозный характер, а некоторые предпочитают зависеть от городской коммуны или от местных правителей. Что касается культуры, то до 1150 года школы управлялись монастырями или общинами каноников. Начиная с 1150 года появляются светские школы. Становятся знаменитыми школы в Париже, Болонье, Салерно, Толедо, Оксфорде. Учителя обычно принадлежат к духовенству. Наряду со школами по инициативе Церкви или братств рождаются церковные училища, коллегиумы. Роберт Сорбонский открывает в Париже колледж Сорбонну. Именно в Париже с 1219 года школа начинает называться университетом. В ней четыре факультета: теология, медицина, право, свободные искусства.

Святой Фома Аквинский и святой Бонавентура

Св. Фома родился в Кампании, в Италии, в 1225 году. Пяти лет он взят в монастырь Монте-Кассино, затем посещает в Неаполе университет, основанный Фридрихом II. В 1244 году он отказывается от вступления в бенедиктинский орден и присоединяется к доминиканцам. В Неаполе знакомится с арабской философией, а через арабских мыслителей — с Аристотелем. В Париже он продолжает свои занятия. Св. Фома объединяет в себе греческое и христианское мировоззрение, не уступая при этом грекам своего христианства. Его ученые занятия отмечены огромной духовностью. Однажды, когда он молился перед распятием, Господь говорит ему: «Ты хорошо написал обо мне, о Фома. Чего ты просишь за это?» «Только Тебя, о Господи!» — отвечает святой.

Святой Бонавентура родился недалеко от Витербо (Лацио, Италия) в 1217 году. После учебы в Париже он вступает в францисканский орден. Не отрицая ценности человеческой мысли, Бонавентура подчеркивает ее ограниченность: человеческая мысль недостаточна, и имеются вещи, которые для нее непостижимы. Св. Бонавентура подвергает критике даже св. Фому.

Современники, сначала оба студенты, а потом преподаватели в Париже, оба святые, они имеют совершенно разные характеры и подходы к рассмотрению одних и тех же вещей. Заслуга Церкви в том, что она признала и оценила обоих.

Из «Толкования на Иоанна» святого Фомы Аквинского, священника : Путь есть Христос, и потому Он говорит: «Я есмь путь» (Ин 14, 6). И это совершенная правда: «Через Него... имеем доступ к Отцу» (Еф 2, 18).

А так как этот путь ведет к цели, Он добавляет: «Я есмь истина и жизнь»; таким образом Он одновременно и путь, и цель. Путь по человеческой природе, цель по божественной. Следовательно, как человек Он говорит: «Я есмь путь»; как Бог добавляет: «Истина и жизнь». Этими двумя словами весьма ясно указывается конец пути.

Конечная точка этого пути есть предел человеческих желаний. Ведь человек желает главным образом двух вещей: во-первых, познания истины, что свойственно его природе; во-вторых, вечного существования — желание, свойственное всем вещам. В Христе обретается и то и другое. Он путь к познанию истины, но Он также и сама истина: «Наставь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей» (ср. Пс 85, 11).

Равным образом Он есть путь к жизни и, более того, сама жизнь: «Ты укажешь мне путь жизни» (Пс 15, 11).

И потому Он обозначил как цель этого пути истину и жизнь. Оба эти понятия были приложены к Христу выше.

Прежде всего Он есть жизнь; сказано же: «В Нем была жизнь»; а затем — истина, ибо «жизнь была свет человеков» (Ин 1, 4). А свет — это истина. Итак, если ищешь, где пройти, прими Христа, ибо Он есть путь: «Вот путь, идите по нему» (Ис 30, 21). Святой Августин говорит: «Иди через человека, и придешь к Богу». Лучше ковылять по дороге, чем поспешать, не разбирая пути, ибо кто ковыляет по дороге, тот хоть и медленно, а все же приближается к цели. Кто же шагает, не разбирая дороги, тот, чем быстрее бежит, тем больше удаляется от точки своего назначения. Если ищешь, куда идти, следуй за Христом, ибо Он есть та истина, которой мы желаем достичь: «Ибо истину произнесет язык мой» (Притч 8, 7). Если ищешь, на чем утвердиться, оставайся с Христом, ибо Он есть жизнь: «Кто нашел Меня, тот нашел жизнь, и получит благодать от Господа» (Притч 8, 35).

Итак, следуй за Христом, если хочешь быть безопасен. Ты не заблудишься, ибо Он есть жизнь. И потому те, кто следует за Ним, идут не дорогами непроходимыми, но верным путем. Равным образом и ошибки тут быть не может, ибо Он есть Истина и учит всякой истине. Сказано же: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине» (Ин 18, 37). Наконец, тут нельзя запутаться, ибо Он есть жизнь и податель жизни.

Сказано же: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10, 10).

Готика

В середине XIII века Франция превращается в крупный центр развития новой культуры. Рождается новый стиль в архитектуре и искусстве — готика. Если романские церкви проектировали мастера-каменщики, то готические уже требуют сложных и точных расчетов. Появляются архитекторы. Для усиления света, через который Бог общается с человеком, используют большие витражи. Поиски зодчества лежат не только в области новой техники строительства, но они сказываются и в стремлении выразить порыв к божественному абсолюту. Готический стиль берет свое начало во Франции, где мы находим самые знаменитые его образцы: соборы в Нанте, Шартре, Амьене, Собор Парижской Богоматери, но затем он постепенно (медленнее, чем романский) распространяется по всему христианскому Западу. В Италию готический стиль приходит позже и имеет особую форму, связанную со стойким присутствием романского стиля.

Дарагія сябры! Просім падтрымаць будаўніцтва нашага касцёла і дзейнасць парафіі. Шчыра дзякуем за дапамогу, молімся за ўсіх ахвярадаўцаў.